приобретение билетов:+38 (044) 222 00 22
ул. Бориса Гринченко 7
info@marcoconcert.com

Still In The Woods: тайный остров, лесные концерты и никаких сэмплов

В лесу все еще играет джаз. Деревья впадают в транс, а музыканты доводят ноту «ре» до революции сознания.

null

Название немецкой группы «Still In The Woods» произошло от традиции, существующей в Музыкальной школе имени Пауля Хиндемита: играть, не жалея себя, там, где никто не услышит. Например, в лесу.

Ежегодно в стенах Школы собирается группа под руководством известного гитариста Йорга Шиппа. Однажды год закончился, а музыка осталась. Басист по имени Фил переименовал проект в «Phil In The Woods», но вскоре покинул группу. Тогда появились «Still In The Woods».

За несколько лет существования ребята из Саксонии успели выпустить первый сингл «In My Own Arms» и погастролировать по Европе. Их музыка меняется, как вид из кабинки, запущенной на полной скорости исследовать американские горки. Эклектичное смешение лирических баллад, блюзовых рок-миксов с поп-джазом, фанком и вкраплениями самбы уносит далеко-далеко от городских стен.

Я включаю их «Blind» и закрываю глаза. Представляю себе, что вокалистка Анна, клавишник Роберт, басист Рафаэль и барабанщик Якоб сидят напротив – хотя на самом деле мы общаемся на расстоянии сотен километров.

Я задаю первый вопрос.

Знаю, что тексты пишет вокалистка. Анна, поделитесь рецептом – как избежать банальности? И стоит ли от нее бежать?

Роберт тоже пишет тексты! А самое главное – критикует мои. Это важно. Банальность для меня – абстрактные смыслы, клише, поговорки. Я пишу только о настоящем. Чту связь с реальностью, это наполняет тексты жизнью. Так что да, я считаю, что банальность в текстах – это паршиво и следует ее избегать. Мы стараемся.

Анна, Роберт, есть ли у вас какие-то свои творческие ритуалы? Ваша музыка - ночная или дневная? Какая эмоция могла бы определить ее?

Летом мы едем на наш секретный остров в Финляндии, чтоб писать музыку в полнейшем уединении. Наша музыка ночная, дневная – какая угодно. Мы стараемся делать ее разной. Ведь не можем же мы навсегда спрятаться на острове. Определяющей эмоции нет – только эмоциональный синтез.

Начинали с каверов? Вообще, какие музыкальные проекты были раньше?

Поначалу, конечно, были каверы. Более того, в нашей программе до сих пор есть кавер на произведение Тиграна Хамасяна, но это скорее исключение, чем правило. Одно время мы часто играли каверы на Херби Хэнкока. Мы экспериментировали с джаз-стандартами и понемногу отделяли себя от них.

Причисляете ли вы себя к какому-то конкретному направлению?

Нет, с нашей музыкой это практически невозможно. Иногда мы клеим ярлычок «инди-джаз», но мы ни в коем случае не отказываемся от рока, соула, хип-хопа, которых полным-полно в том, что мы делаем.

Назовите ваши три музыкальных табу:

  1. Гонять сэмплы;
  2. Включать в репертуар песню, которая не нравится кому-то из нас;
  3. Жертвовать лирикой ради мелодии, или наоборот. Нужен баланс.

null

Хотите быть всемирно известными? Так, чтобы у каждого на полочке ваш альбом, а в голове крутится припев?

Это сложный вопрос. С одной стороны, мы хотим писать музыку, ориентируясь только на себя, не ждать оценки, никого не слушать. С другой стороны, для нас важен отклик, который вызывает музыка. Хочется, чтобы люди танцевали, останавливались, задавали себе вопросы, запивали вином сомнения, улыбались: чтобы в них что-то менялось. К счастью, наш вкус не настолько авангарден, чтобы это не было возможно. А мы осторожно вплетаем эксперименты в ткань песни, но при этом не теряем связь с «земным».

Что чувствуете, когда слушаете собственные записи?

О, мы замечаем абсолютно все ошибки! Особенно сразу после того, как записали. Со временем привыкаем, можем оценивать чуть более объективно. Но в целом мы склонны скорее к критике и рефлексии.

Какие у вас планы на ближайшее будущее? Вы собирали деньги на новый альбом через краудфандинг. Получилось?

Еще как! В течение года мы собирали средства, а в мае выходит наш полный дебютный альбом «Rootless Tree»

Самое необычное место для выступлений?

Было много необычных мест, но есть одна история, круче всех. В сентябре 2017-го мы давали концерт в Гамбурге, на плавучем массиве (такое транспортное судно). В ту ночь было наводнение. Мы увлеклись выступлением и не замечали, что творится вокруг. Песню прервало срочное объявление. Уровень воды достиг автостоянки, и чья-то машина угрожающе кренилась, обещая утонуть. Это был наш микроавтобус! Нам пришлось прервать концерт, Роберт побежал к авто, выехал за дамбу, припарковался. Все это происходило очень быстро, уровень воды был слишком высокий. Машину все-таки спасли. Такая вот, мягко говоря, необычная история.

null

Продолжая тему необычных мест – почему вы решили приехать в Украину? Какие у вас ожидания от этой поездки?

Двое наших ребят, Роберт и Якоб, осенью 2017-го приезжали в Украину с группой Leléka. Им очень понравилось: заразили нас восторгом и убедили отправиться в Украину! Мы очень надеемся, что нам удастся вдохновить украинских слушателей. Ведь это так здорово – приехать из чужой страны, петь на чужом языке и каким-то волшебным образом стать ближе. Мы будем рады каждому, кто придет на наш концерт.

Ваш тур называется «Still Rootless Tour». Это ваше кредо – «все еще без корней». Но если бы корни у вас все-таки были, куда бы они вели? Какое дерево явило бы себя миру?

Береза посреди острова в Финляндии. Для нас остров – символ творческого процесса, а береза – типичное дерево для этой местности.

null

Вы общаетесь, дружите вне репетиций? Справляете вместе дни рождения?

Мы друзья, живущие в разных городах, и видимся реже, чем хотелось бы. Недавно день рожденья Якоба выпал за день до начала тура. Мы устроили ему сюрприз, приехали раньше и отметили с его семьей.

Чем вы занимаетесь вне музыкального домика?

Читаем хорошие книги, встречаемся с друзьями, иногда готовим – обычные штуки. Но если совсем честно, времени мало: у всех ребят музыкальное образование и еще несколько проектов (Still In The Woods, конечно, самый любимый).

Что бы вы подарили незнакомцу?

Нашу музыку (смеются).

...И знаете, я бы не отказалась от такого подарка.

Текст: Ирина Фингерова

поделиться