Владимир Ашкенази

Владимир Давидович Ашкенази – пианист и дирижер с мировой славой, чей жизненный путь начался в 1937 году в городе Нижний Новгород в семье эстрадного пианиста Давида Ашкенази и Евстолии Плотновой. В своем интервью для BBC Radio Владимир говорил, что именно мать, не будучи сама человеком музыкальным, распознала и поддержала в нем интерес к этому искусству. Когда мальчику было три года, семья переехала в Москву, а еще через три года мама спросила Владимира, на каком инструменте он хотел бы играть, и он выбрал пианино. Так все и началось.

В 1945 году Ашкенази поступил в Центральную музыкальную школу, а позже в Консерваторию имени П.И. Чайковского в класс Льва Оборина, которого впоследствии называл своим главным учителем. Владимир положительно отзывается о советской системе классического музыкального образования, которая исключает возможность сомнения в выборе профессии. Обязательной частью этой системы были конкурсы разного масштаба и важности. Участвовал в них и Владимир, хоть и не всегда по собственному желанию. Первым его значительным достижением стала победа на Конкурсе королевы Елизаветы в Брюсселе в 1956 году. Среди судей тогда был Рубинштейн, а в финальном раунде нужно было за 8 дней выучить сложное незнакомое произведение, написанное специально для конкурса. Владимир, от природы одаренный способностью легко и быстро запоминать, справился с задачей, и уже в 1957 году состоялись его первые зарубежные гастроли в Германии.

Все же не искренний фанат конкурсов, Ашкенази отказался участвовать в Первом Международном конкурсе имени Чайковского, но поехал туда в качестве зрителя, и не зря. Там он познакомился со своей будущей женой – исландской пианисткой Торун Софией Йоханнесдоттир, позже выпускницей Московской филармонии.

В Советской России существовало четкое разграничение полезных и вредных поступков. Таким образом, Ашкенази понимал, что ему нужно чем-то уравновесить свой брак с иностранкой. Удобным случаем угодить властьимущим без особого ущерба для себя стало участие во Втором конкурсе имени Чайковского в 1962 году, победу в котором он тогда разделил с Джоном Огдоном.

В 1969 году семья обосновалась в Рейкьявике. Устав от предвзятого отношения, свободолюбивый и самодостаточный Ашкенази не боялся потеряться среди холодных островов. Ашкенази сделал очень многое для развития классической музыки в Исландии. Он организовывал конкурсы и играл сам, несколько раз дирижировал местным оркестром и активно поддерживал молодых музыкантов – все это в перерывах между концертами и записью пластинок. Сам Владимир не придает огромного значения своей деятельности, называя ее натуральной, пришедшей по наитию. Именно в Исландии он начал свою дирижерскую карьеру. В разные годы он руководил Лондонским филармоническим оркестром, Королевским филармоническим оркестром, Кливлендским симфоническим оркестром, оркестром Берлинского радио.

Возраставшие слава и признание требовали более центрального места жительства. Идеальным вариантом для семьи Ашкенази, в которой уже тогда было трое детей, стала Швейцария. Владимир получил швейцарское гражданство и проживает там по сей день. Всего у Владимира и Торун родилось пятеро детей — два сына и три дочери. Старший сын Владимир — преподаватель музыки и пианист (в частности, записывался на лейбле Decca Classic в фортепианных дуэтах с отцом под именем Вовка Ашкенази), младший сын Дмитрий — известный кларнетист.

На протяжении своей музыкальной карьеры Владимир Ашкенази записал более 60 пластинок. Исполнил и записал фортепианные сочинения Шопена, Рахманинова, Скрябина, Брамса, Листа, а также пять фортепианных концертов Прокофьева. Ашкенази — семикратный обладатель премии «Грэмми» в номинации «Исполнение классической музыки». В 2010 году он получил премию Грэмми в номинации «лучшее сольное инструментальное исполнение с оркестром» за запись второго и третьего концертов для фортепиано Сергея Прокофьева. В том же интервью для BBC Radio 1978 года он говорил, что дает около 100 концертов в год (50/50 как пианист и как дирижер), ориентируясь не на их количество, а на качество исполняемого репертуара.

Скромный и самокритичный Ашкенази всегда был чужд предрассудкам и шаблонному мышлению. Так, например, однажды он дирижировал 40 членами Лондонского симфонического оркестра, одетыми в традиционные смокинги, будучи сам облачен в свитер с высоким горлом и пиджак. Он говорил, что играть нужно в чем-то очень простом, обычном и удобном, а тема со смокингами — лишняя чопорность, которая должна скоро исчезнуть, как маскарад, который не имеет никакого отношения к музыке. Владимир по-доброму высмеивал традиции классической школы, где музыканты похожи не то на официантов, не то на пингвинов.

Отношение Владимира к современной классической музыке было и остается положительным, но сугубо теоретическим. Он не находит ее утилитарной ценности, то есть возможности сыграть самому. Ашкенази называет классическое пианино достаточно устаревшим инструментом для создания звука, а современные композиторы нуждаются в новых необычных источниках. Жутко современный в своем мировоззрении, Владимир Ашкенази остается верен академизму в своем творчестве. И в наши дни он продолжает свою музыкальную карьеру и много гастролирует в разных странах мира как пианист и дирижёр.

Кроме подробностей личной и профессиональной жизни в своем интервью для BBC Radio 1978 года Владимир Ашкенази составил список Mega8 – восьми своих любимых произведений, который выглядит следующим образом:

1. 2 симфония Рахманинова, которого Владимир назвал самым русским из русских композиторов


2. Концерт Моцарта  №27 K.595 для пианино с Даниэлем Баренбоймом в роли солиста


3. Последний струнный квинтет до мажор Шуберта


4. 4 симфония Брамса в исполнении Берлинского симфонического оркестра и Герберта фон Караяна


5. 4 песня из  цикла Шумана «Любовь и жизнь женщины» под названием "Du Ring an meinem Finger" ( частушечный перевод на русский — «Колечко золотое») спетая Элли Амелинг и исполненная пианистом по имени Далтон Болдуин


6. Струнный квартет №15 ля минор Бетховена, в котором он особенно ценит переход тональности из ля минор в ля мажор в самом финале, производящий «неописуемый», «ослепительный» эффект


7. 2 симфония Сибелиуса, которая имеет особенное значение для Владимира. Полноценно с Сибелиусом его познакомила его жена после их свадьбы в 1961 году. Послушав кассету, он влюбился в эту музыку почти так же сильно, как когда-то влюбился в жену


8. Последняя часть Страстей по Матфею И. С. Баха

поделиться