Street jazz: о чём поёт улица

Сегодня улица — место рождения трендов. Здесь и мода, и еда, искусство, наука, технологии. Теперь не сверху диктуют правила, а снизу указывают направления. Но такой подход считался верным не всегда. До недавнего времени принято было ориентироваться на определённые нормы и образцы — что тоже вовсе не плохо. Потому ценность «инаковых», самобытных и уникальных по своей сути творений особенно высока, ведь тут разговор о единичных экземплярах. Джаз-мануш, музыка улиц, — яркий тому пример.

Джаз-мануш, он же цыганский джаз или цыганский свинг, как и весь джаз в целом, — достояние улиц до кончиков пальцев, виртуозно отыгрывающих гитарные партии. Каков он? Возьмём немного индийской фольклорной манеры родоначальников, приправим традиционными джазовыми проигрышами, снабдим французским шармом — и вуаля, перед нами новый самобытный и бесконечно очаровательный стиль. Зародившись в кругах настоящих путешественников, цыганский джаз обрёл признание по всему миру.

Основателем джаз-мануша считается французский гитарист цыганского происхождения Джанго Рейнхардт. Ведя кочевнический образ жизни, будущий джазмен с раннего детства увлекался игрой на музыкальных инструментах — поначалу на скрипке и банджо — и повсюду возил их за собой. Когда в конечном итоге семья Джанго осела в предместье Парижа, слава о талантливом мануше быстро разнеслась по окрестным таборам. О юном виртуозе даже слагали легенды, раз за разом увеличивая достижения музыканта: «Он вслед за аккордеоном воспроизвёл 17 мелодий на банджо, услышав их впервые».

В 18-летнем возрасте с Джанго случается несчастный случай. Во время пожара в таборе музыкант сильно обгорает и теряет три пальца на левой руке. Далее — полгода, проведённые в постели, сложнейшая реабилитация, бесконечные репетиции. Как результат — уникальный «двухпальцевый стиль» игры на гитаре и новый входящий в моду джаз, исполненный на цыганский манер, который вскоре назовут джаз-манушем.

«Джанго» в переводе с цыганского означает «я проснулся». Музыкант, который не окончил и начальной школы, не знал нот и играл искалеченной рукой, своей игрой разбудил абсолютно новый виток развития джаза. А его имя и сегодня встречается во всемирно известных произведениях искусства: помните лучшего гитариста в мире, который нагонял страх на героя Шона Пенна в фильме «Сладкий и гадкий» — киноленте именитого любителя джаза Вуди Аллена?

«Джанго сделал для гитары больше, чем кто-либо в джазе. Его стиль игры был не похож ни на один другой, благодаря ему джаз стал другим. Будет ещё много выдающихся гитаристов, но никогда не будет другого Рейнхардта. Я просто уверен в этом». Французский джазовый скрипач Стефан Граппелли, друг Рейнхардта

Вместе со своими странствующими прародителями джаз-мануш вобрал в себя множество культур, оттенков и форм. Традиции гитарной игры европейских цыган, обаяние французской музыки, свинговый нерв и непрерывный поиск новых черт.

После наступления эры бибопа джаз-мануш несколько утратил свою популярность. На некоторое время он был позабыт публикой. Но мода циклична. Цыганский свинг не только смог выжить, но и трансформировался в самобытное и любопытное направление современного джаза.

Джаз-мануш — обаятелен, свободолюбив, искренен, прост и красив, он одновременно верен традициям и не боится экспериментов. Именно за это мы его и любим.

Костюкевич Оляподелиться

Подписаться на рассылку

актуальная информация о предстоящих концертах прямиком на почту

00:00 / 00:00